Электронные ресурсы Интернета

когда глаза низших классов раскроют-ся и увидят эту несправедливость, это право изменится. -- Что мне ваше дело, -- кричал Федюков, -- я вам дал идею: если вы способны ее воспри-нять, сами разрабатывайте дальше. Война, среди унылой российской тишины налетевшая неожиданным ураганом, разо­жгла любопытство и жажду сенсации. - Синьор, - прошептал старший из них, - без сомнения, он имеет при себе скрытое оружие - не доверяйтесь ему. Сегодня, по прошествии полувека после смерти Романова, можно смело сказать, что он большой художник ("большое видится на расстоянии"). И когда приподняла на Мижуева влажные темные глаза, он невольно улыбнулся ей. - Он теперь хандрит все, - как будто виновато ответила за него Мария Сергеевна и скользнула по лицу Мижуева робким взглядом. Молодой человек, тебе бы следовало предоставить это дело тому, чья жизнь заколдована, кого небо и земля берегут еще для назначенной цели! Трибун сказал это тоном глубокого искреннего убеждения; в его выразительных глазах и в торжественном выражении его лица можно было прочесть, что несчастья усилили его фанатизм и увеличили пылкость его надежд. И сам мир в конце концов не что иное, как идея, переворачивающаяся вверх дном с каждым столетием. Он снял суконный картуз и провёл по сухим, рассыпающимся на две стороны волосам, а сам при этом весело смотрел на Митеньку, как человек, загадавший мудрёную загадку. Нужно было чинить изгородь в саду, набивать заново гвоздей в забор остриями кверху, чтобы у всякого охотника до чужих яблок осталась добрая половина штанов с мясом на этом заборе и потом при одной мысли о чужих яблоках, нажитых трудом и благочестием, чесалось бы неудобоназываемое место. не понимает ничего изящного, красивого; наполняет свое существование самыми уродливыми, грязными, грубыми деяниями. Казалось, таинственно-торжественное молчание вечным холодом остановило и сковало какой-то неведомый, безграничный размах. Возьми ребятишек с деревни, и пусть их поскидают. Митенька так отвык от общества и женщин, что постоянно думал о том, как бы не уронить вилку на тарелку и не повалить рюмок, из которых в особенности одна, на тонкой высокой нож-ке, так и липла к руке. - Слушай. - начал было высокий, плотный и красивый господин, слегка поднимая удивительно холеную руку с перстнями.. В нос и в рот острой рвущей болью попала липкая, жгучая волна. В начале зимы она обыкновенно выбирала себе книгу для чтения и работу. Но из каждого листка на ветке Создатель сотворил целый мир, наполненный различными существами.." Со страшным трудом Мижуев опять отвел надвигавшуюся жадную и властную мысль, и ему стало грустно, безнадежно-грустно, точно он почувствовал силу сильнее себя. И все стали понемножку отходить от Софрона и пересаживаться ближе к Алексею Степановичу. - Если бы вы знали, Зиночка, какой я трус. Только в угрюмых кварталах Колоннов, Орсини и Савелли царствовали мертвая пустота и мрачное уныние. - Вы все еще думаете о Пизани? - Да,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU