Электронные ресурсы Интернета

пошевелить своей ногой или продолжать ее дер-жать неподвижно, как бы не придавая этому значения. - Воплощение моей мысли, которое я хотел дать в этюде, - подразумевайте под этим поэзию и называйте как хотите, - не связано с одиночеством на перекрестке двух улиц - девочка стоит на зеленом холме, а город, этот хаос зданий, расстилается внизу, и, не заботясь о деньгах и прохожих, она играет сорванными цветами, бросает их к небу и следит за ними глазами. Она умерла! Может быть, от любви, но вероятнее - от стыда... Другая форма, в которой выступает инстинктивное перед Стражем Порога, - кошмар.. В каждом человеке живет Божественное существо, и только оно может судить его душу после его смерти и назначить ему новое поприще, новую судьбу, новое местопребывание. Жительница башни, благородная старая вдова, сгорела живая. Внимание общества было отвлечено в сторону войны, а личная жизнь и поведение каждого отдельного человека потеряли своё значение. Савушка догадался, что здесь только что шёл взволнованный разговор. Попробуйте омлет. Но едва только Митенька договорил, как черный усатый Щербаков возбужденно вскочил в своей сборчатой поддевке с места. Едва он поравнялся с домиком Тома Боулза, стоявшим на пути к Сэндерсонам, как заметил человека, который садился на пони, привязанного к воротам, и, прежде чем отъехать, обменялся несколькими словами с женщиной почтенного вида. Он спросил: "Уж не ты ли этот негодяй?" Скажи же, кто этот негодяй? Он, очевидно, пользуется твоим доверием. Но тот обожательный страх, который он всегда питал к Лизе, смирил его. Он долго должен был ходить около дела, примериваться как бы для того, чтобы обдумать наперед все детали. Стоявшие сзади священника владельцы кочковатого луга, -- бабы, мужики в поддевках с зелеными и красными подпоясками, -- не обращая внимания на остановившихся в колясках господ, крестились, кланялись, встряхивая волосами, и поглядывали на луг и на рожь, о которых молились.. Клянусь вам, что никогда я не встречал товарища более прелестного, веселого, занимательного, как мой дорогой друг синьор Занони! V А теперь, в обществе этого таинственного Занони, я прощаюсь с Неаполем на некоторое время. После каникул Кенелм поехал в школу, и чело его уже не было омрачено заботами. В его благородных чертах, на широком его челе и в гордом, бесстрашном взгляде, оттененном выражением более суровой, чем нежной меланхолии, природа, казалось, начертала величие, а судьба - несчастье. ГЛАВА II Кенелм прибыл в Эксмондем как раз вовремя, чтобы переодеться к обеду. Пять или шесть раз раздиралась тьма в конце улицы, и скоро вся она, наполненная треском пожара, дымом, криком, грохотом выстрелов и смертью, превратилась в сплошной ужас и кошмар боя. Он всегда и в особенности боялся одиночества; он не мог надолго отпускать

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU