Электронные ресурсы Интернета

свойственно и совсем не нужно. - Нет ли у вас бумаги и чернил? - спросил Незнамов. Луганович стоял перед калиткой и чутко прислушивался.. Я не смог бы приблизиться к нему и на сотню ярдов без риска быть схваченным. Если он не хочет быть счастлив по-моему, какое право я имею мешать ему быть счастливым по-своему?" Как раз в эту минуту Сесилия тихо вошла в комнату. - Да, тогда, к моему величайшему удивлению, - сказал Цетокса, - наш сицилиец, обезоруженный взглядом Занони, обратил весь свой гнев на меня. В тот день, как она выйдет из этого дворца, она выедет во Францию с Жаном Нико. Но вдруг его рвение охладилось, и новые предметы увлекли его честолюбие. Спокойной ночи! Кенелм переступил порог "Золотого ягненка", снял комнату, умылся, заказал ужин и со своим обычным аппетитом уничтожил его. И вот все-таки, полгода прошло, а у меня в душе одна пустота и все надоело, опротивело! Так иногда все противно, что я, кажется, скоро Паше Афанасьеву завидовать начну. -- зашептал Владимир в волнении, толкая приятелей и указывая им на тоненькую цыганку, стоявшую со слабо опущенными тонкими руками, как будто она сама стеснялась тем, что была предметом общего внимания, и не могла поднять глаз. Он в растерянности только повернулся к Авениру и сказал: -- Нет, здесь занято, пойдемте наверх.. Они, может быть, иногда приводят меня в недоумение, но не огорчают. Жаль, что он остался без грога. -- Против всего! Против всякого застоя и успокоения, не говоря уже о насилии абсолю-тизма. Пандульфо, прочти это письмо. - Успокойтесь, - улыбнулся Трэверс, - я знаю, в чем здесь дело. Теперь она подумала, что этого ни в коем случае не будет, и почему-то ей стало грустно. В последнее время он избегал всяких бесед даже один на один, так как чувствовал некото-рую робость и тревогу, что, если разговор затянется, вопросы о весне, урожае иссякнут и ему не о чем будет больше спрашивать. -- Вася пришёл! Благодетель! Вдохновитель! -- закричали со всех сторон, и Вася, сияя широкой, любвеобильной улыбкой, раздавал для пожатия на обе стороны свои руки и сам жал протянутые руки отдельно каждому, отдавая и свою улыбку, и приветное слово. А немка -- тем больше. Несколько времени все молчали... -- Я знал, что не хватит! -- воскликнул Федюков. Прошу покорнейше, -- прибавил он, опять меняя выражение и обращаясь к гостям.. - Добрый день, синьор Барончелли, - отвечал Чекко дель Веккио, - вы хороший человек и любите народ; сердце радуется, когда вас видишь.. Хотел броситься к ней, упрекнуть её в узости взглядов, но в это время Анна в дорожном костюме и в шляпе с вуалью выходила на крыльцо, держа в руке мокрый от слёз платок.. Она также досадовала на то, что Кенелма не было в родительском доме в ее первый приезд, когда представился такой счастливый случай чаще видеться с девушкой, которую леди Гленэлвон считала самой подходящей женой для него. - Великий художник! - воскликнул Нико.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU